Tennisnow.ru

Теннисное жульничество. Как потерять доверие к спорту ещё в юниорах

Апрель 22
13:02 2017

Сетпойнт. Я веду 6:5, 40-30. Вытираю влажные руки о шорты и стараюсь успокоиться. Под конец долгого розыгрыша вижу открытый участок корта и луплю с бэкхенда по линии. Облегченно выдыхаю, когда мяч приземляется в линию, и направляюсь к скамейке, в мыслях уже в следующем сете.

«Что ты делаешь? Мяч не попал в корт!»

Я поворачиваюсь к сопернице. Просто не верится, я возмущена таким поворотом событий! Хотя впоследствии мне это покажется абсолютно нормальным.

«Хм, мяч был на самом деле несколько дюймов внутри линии», — отвечаю я, хотя опыт подсказывает, что возражать несправедливому требованию не имеет никакого смысла. Конечно же, призвав судью, я получу от этого очаровательного пожилого товарища лекцию об этике и необходимости «доверять» своему сопернику.

Раздраженная и подавленная принимаю нелепый до абсурда протест моей  соперницы и отправляюсь к задней линии, чтобы слить два следующих очка. Супер. Я просто в ярости.

Как можно сейчас играть тай-брейк в сете, который я только что уверенно выиграла, просто выше моего понимания.

Думается мне, что каждый в профессиональном туре побывал однажды в аналогичной ситуации. Неизвестный большинству болельщиков и взрослых игроков юниорский теннис изобилует обманом.

В котле юниорских турниров, где иногда желание выиграть перевешивает любовь к спорту и принципы честной игры, мошенничество, к сожалению, стало восприниматься как «часть игры».

Мне только 15, а я прошла целую жизнь жульничества и обмана. Зачастую я склонна усомниться в порядочности моих противниц. Некоторые скажут, что я просто ною по упущенным очкам, и матчам. Но речь не о моих жалобах. Нужно найти способ реформировать спорт и восстановить доверие.

Я прожила большую часть жизни в Штатах, но  у меня двойное гражданство США-Франция. Два года я жила в Париже и каждое лето отправлялась в Нормандию, где выступала на многих турнирах.

Играя в теннис и в США, и во Франции, мне довелось увидеть несовершенство двух разных систем, призванных предотвратить жульничество.

Во Франции, когда один из игроков оспаривает мяч, арбитр просит переиграть очко. С одной стороны, это лучше. Вроде как можно «переделать». Но наличие этого варианта дает побочный эффект: у игрока постоянно есть соблазн оспорить и переиграть очко, даже если он очевидно его проиграл.

В США, если игрок говорит, что мяч не попал, то неважно, сколько людей видели обратное, если в момент розыгрыша судья не присутствовал на корте, он не может отменить такое решение. Аналогично, если у игроков есть разночтения по счёту, судья просто просит вернуться к последнему согласованному счёту.

Однажды я взяла гейм, выиграв подряд три очка, уступая в начале 15-30 на своей подаче. Моя соперница с ухмылочкой заявила, что счет «ровно».

Я позвала судью, и мы проговорили весь ход гейма, очко за очком. Но моя соперница открыто соврала и сказала, что взяла очко после 15-30, что оправдывало её утверждение о счёте «ровно».  Судья сказал нам, что мы должны переиграть, начиная со счёта 15-30. И хотя я всё же выиграла гейм, судья и «правила» поставили меня в худшее положение не только относительно реального счёта, но даже хуже, чем счёт «ровно», на который претендовала моя непорядочная соперница.

Некоторые игроки находят по-настоящему творческие способы мошенничества. Например, на розыгрыше важного очка в Нормандии, на грунте, моя соперница стерла метку от мяча ногой, и поставила другую в коридоре, прямо под носом у своих родителей и тренера (который чисто случайно смотрел в этот момент в другую сторону). На грунтовых кортах жульничать сложнее, но когда отметок мяча реально много, игроки сами выбирают, какую показать, куда якобы попал мяч. При том, арбитр обычно на стороне сомневающегося, даже если другой игрок может указать на реальное место приземления мяча.

Теннис – единственный вид спорта, где юниоры сами себе судья, что, конечно, приводит к частым случаям мошенничества.

В других видах спорта — футболе, бейсболе, баскетболе, хоккее, борьбе, боксе и т.д. — счёт ведут только судья. Но фактическое отсутствие судей в юниорском теннисе делает жульничество столь же лёгким, как простой выкрик «аут» с минимальным риском быть наказанным за неэтичное поведение.

Когда родственники и друзья, далекие от юниорского тенниса, приходят посмотреть на мои матчи, они просто в шоке от жульничества, царящего на турнирах. Их поражает отсутствие судей (обычно один-два человека патрулируют от 6 до 15 кортов одновременно) и как следствие неспособность эффективно судить, потому что они должны наблюдать за столькими матчами.

Многие в теннисе просто пожимают плечами и утверждают, что жульничество это «часть игры». Но разве это правильно? Конечно, профессиональным теннисистам не нужно беспокоиться о нечестных судьях на линиях, к тому же судьи могут просто ошибаться. Спросите об этом Серену Уильямс, которая могла бы иметь ещё один турнир «Большого шлема» в своей копилке, если бы не матч с самой непрофессиональной работой судей за всю историю тенниса (видео ошибок судьи в матче с Дженнифер Каприати).

Но всего четыре судейских ошибки в этом судьбоносном матче, в юниорском теннисе могут считаться верхом мастерства.

Плохо, если беспристрастные судьи совершают ошибки, но это так или иначе случается во всех видах спорта, а вот откровенный обман не должен восприниматься как законная часть юниорского тенниса.

Даже если большинство ошибок судейства не влияют на окончательный результат, всё же иногда это так. В матче «ноздря-в-ноздрю» одно ключевое очко может решить исход. Я однажды выиграла матч 6:4 в третьем сете, но только благодаря тому, что судья не принял «аут», который заявила моя соперница при счете 4:4. Без этого судьи, счет был бы 5:4, и я могла бы проиграть весь матч. Такие ситуации постоянно случаются в юниорском теннисе. Чем важнее очко, тем вероятнее, что «пограничный» мяч будет не в вашу пользу. Некоторые игроки только и ждут такого случая.

Говорят, некоторые тренеры инструктируют своих игроков «жульничать», чтобы уравновесить жульничество с другой стороны. Это приводит к взаимным обвинениям и оспариваниям каждого близкого к линии мяча. И взаимная несправедливость, безусловно, не способствует соблюдению принципов честной игры.

К счастью, среди множества откровенных жуликов есть также и блестящие примеры честной игры. У меня были соперницы, которые переигрывали со мной спорные мячи, извинялись за сcоры во время матчей и принимали мои извинения после ссор. Я тоже не идеальна, и если я ошибочно оспариваю мяч, мои возражения тоже надо отклонять. Правда в том, что очень сложно всегда точно оценить мяч, зацепивший линию. В профессиональном теннисе мы видим, что только в 25% случаев игроки оказываются правы, когда берут «челлендж». Счёт идет на миллиметры, мы смотрим на мяч, летящий на огромной скорости, с вращением, и сами в этот момент находимся в движении. А иногда так сильно хочется, чтобы мяч был в «аут» (или в корте), что видим желаемое.

В общем, у всех свои недостатки, но грань между непреднамеренной ошибкой и откровенным жульничеством действительно тонка. И хотя я понимаю, что найм арбитров для просмотра каждого матча во время турниров будет дорогостоящим и нецелесообразным, спорт должен принять меры для борьбы с повальным мошенничеством. Возможно, можно найти недорогие решения, в которых участвуют беспристрастные родители, зрители, сторонние добровольцы или даже другие игроки. Новые технологии могут также предложить выход, как уже было сделано и уменьшило несправедливость в профессиональной игре, тем более, что это привлекает болельщиков: им нравится система «челлендж», к которой можно прибегнуть несколько раз за сет.

Новая система PlayFair Challenge, недавно представленная PlaySight, позволяет записывать спорные моменты и демонстрировать видео на любительском уровне.

Технология стоит дорого, и может потребоваться время для широкого применения в теннисных клубах и турнирах, но, кажется, это многообещающее средство для восстановления доверия и справедливости. Недавно выпущенная установка In/Out может обеспечить ещё лучшее решение пресечь жульничество благодаря её доступности. При цене всего в 200 долларов это нововведение, безусловно, самая недорогая технология, позволяющая ограничить мошенничество в теннисе, но её надежность ещё предстоит доказать.

Не существует универсального решения для борьбы с постоянным соблазном жульничать в юниорском теннисе, но осознание того, что такая несправедливость является серьезной проблемой – это первый шаг. Чтобы по-настоящему решить эту проблему, нужен мозговой штурм, а не принятие мошенничества, как данности. Статус-кво неприемлем – как с точки зрения справедливости результатов, так и с точки зрения обучения детей порядочности. До тех пор выражение «жухло долго не живёт» может иметь звёздочку-пояснение «кроме юниорского тенниса».

Зои Ховард учится в 10 классе в средней школе Бейтесда-Чеви Чейз в Мэриленде. Она тренируется со своим тренером Винсом Пулупой в Академии тенниса OSSA и в Вашингтонском Фонде тенниса и образования.

Источник: SI

Источник: gamesetmatch.ru

Статьи по теме

0 комментариев

Нет комментариев

Пока комментариев нет. Хотите добавить?

Напишите комментарий

Only registered users can comment.

Авторизация

Подписаться на рассылку

Комментарии

Самодовольная, высоко себя ценящая дама. Как тренер никакая! Одни амбиции!!...

Не поймешь тренера - сама говорит, что Первушина на грунте играет слабо, но ставит ее...

Все детали функционирования Hawk-Eye не разглашаются, так как являются секретом фирмы . Основой для её...